Мое первое знакомства с джазом

Viva Джаз! » Перекресток » Архив » wwwkg - КЫРГЫЗСТАН

Моё первое знакомство с ним было не самым приятным. My first encounter with Это ваше первое знакомство с джазом, леди Грэнтэм? Is this your first. И если первое знакомство с джазом случается во время парада, когда из окон Хотя изначально моей целью было просто понравиться девушкам. Интервью с джазовой пианисткой Натальей Лебедевой и джазовой вокалисткой Это и было мое первое знакомство с джазом.

При этом для русских артистов не существует каких-либо табу, они умеют отдавать искусству все свои силы. Это здорово, ведь джаз — это символ свободы, индивидуализма.

Sounds from джазовый взгляд на музыку известных композиторов

И еще очень странно, что здесь люди не танцуют под джаз. Я бы задал вопрос москвичам: Если бы вам пришлось выбирать, какую из ролей вы бы оставили себе? Я не думаю о вещах таким образом.

Это как если бы я спросил, что тебе больше нравится: Очень сложно выбирать, если тебе нравится делать и то и другое. Мне нравится дарить людям любовь, и лучше всего у меня получается это делать, просто играя на трубе, потому что это я умею делать лучше.

Для меня по-настоящему важно проживать каждый день, занимаясь любимым делом. У моей мамы есть на этот счет поговорка: Я очень счастливый человек. Честно говоря, не знаю, почему те или иные вещи произошли в моей жизни.

"Мое знакомство с джазом"

Поэтому я думаю, что это немного ума и немного удачи, немного судьбы и много разных людей, которые помогали мне на моем пути. И для меня, и это правда, большая честь знакомить людей с искусством. И мне бы хотелось делать это еще. СМногие говорят, что музыка — это лучшее средство от уныния. Я прихожу на студию и занимаюсь там, с перерывом на обед, до У этого есть сверхцель? И мне нужно знать очень много джазовых стандартов, чтобы в любом коллективе сразу включиться в музыкальный диалог.

Все эти партии нужно разучивать. Если сделать краткий пересказ всех треков, то всё, что хорошего делает человек, — для прославления той силы, которая создала мир. Так это или нет, мне ещё предстоит узнать. Но я занимаюсь каждый день. Без этого просто не получается выражать нужную мне мысль. Речь не про руки. В ней ребёнок отказывается взрослеть, осознавая весь тлен большого мира, и выражает своё отношение ко всему через протестный стук.

Как именно ты выражаешь мысль через удар? И если её будут слушать с интересом, то повествование может перейти из обычной дроби в целое соло. Бах и Моцарт тоже импровизировали. Но они писали всё в ноты. А джазовые музыканты создают композиции здесь и. Все остальные — аккомпаниаторы — ему помогают и предлагают свои идеи для ещё более глубокого диалога. И он может стать настолько интересным, что ты получишь кайф.

Джон Колтрейн, Паркер — все они плотно сидели на игле. Я добиваюсь нужного состояния, практикуя внутреннее спокойствие. Стараюсь жить без оценочных суждений и чувствовать внутри себя умиротворённость. Было очень приятно их желание рассказать о русском музыканте и поместить моё фото на обложку. Ну и, конечно, в последние два-три года происходило активное взаимодействие с американскими музыкантами.

В принципе джазовый мир не такой уж и большой, в том числе и в Нью-Йорке. Я говорю не про огромное количество музыкантов, которое там вообще существует, а про известных играющих музыкантов. Мне посчастливилось поработать со многими из них, и, естественно, в какой-то мере моё появление на американской сцене обусловлено тем, что я уже взаимодействовал со многими музыкантами.

В принципе для музыканта по большому счёту не должно иметь значения, в какой части света ты играешь. Важно — как ты играешь. Два раза мы выступали в замечательном клубе Iridium. Честно говоря, я уже и не помню последовательность наших выступлений.

Первый наш тур состоялся в году, и он носил познавательный характер. Мы знали друг друга по записям, но не имели представления, как это будет вживую… У нас состоялись концерты в Филадельфии, Нью-Йорке и Вашингтоне. Кит Джаворс и Олег Киреев, В общем, в последние года четыре я много выступал в Америке — и на фестивальных площадках, и на клубных. И как американская публика принимает русского джазового музыканта?

Отличается её реакция от реакции нашей публики на американских джазменов? Пускай он современный, ориентированный на разработку того, что было сделано в ХХ веке. С одной стороны здорово, что музыканты ищут в том же русле, пытаются найти своё лицо, но с другой стороны — узкое музыкальное мышление формирует свою аудиторию. И наша пластинка с Китом Джаворсом в принципе в русле этого мэйнстрима, но более мелодичная.

Что мне в первую очередь нравится в джазе — это мелодия. Я очень люблю мелодическую идею. Скрытая или открытая, она есть даже у Орнетта Коулмана — в виде энергетики, глобального композиторского мышления, которое тебя завораживает, особенно в живом исполнении.

Хотя и в записи. Гениальный норвежский музыкант Ян Гарбарек, который рисует миры — это, так скажем, уникальный мировой продукт. Но он всё равно не для чисто американской сцены.

Всё-таки чтобы музыкант стал своим в Америке, очень важно, чтобы он владел в совершенстве стилистикой их музыки, их жанра — то есть основного течения. В хорошем смысле — беззастенчиво. Ведь действительно у нас был свинг в сочетании с еврейской, китайской, башкирской музыкой.

Это такая музыка, которая достучится до любого сердца. Но всё-таки в Америке джаз американский. То есть джаз уже случился. Ко мне это понимание пришло недавно, хотя, в принципе, лежит на поверхности.

Я вижу, как огромное количество музыкантов ищет, но в принципе ничего нового не находит. То есть осталось музейное искусство. Хотя, конечно же, у современных музыкантов есть новые области, открытия… Особенно в части сочетания старого и нового. Яркий пример — Джошуа Редман. К нему можно относиться по-разному, но человек владеет старой палитрой, владеет полистилистикой, полиритмией и очень удачно всё это сочетает.

Или, например, кто такие Хэрби Хэнкок или Кит Джарретт? И задача любого музыканта — всё-таки в течение жизни хотя бы попытаться тоже создать такой куст. Ведь на этом дереве уже выросли Паркер, Колтрейн и так далее.

А возьмите Орнетта Коулмана — он тоже, как бы мы сказали, в русле джаза, хотя это новая музыка. Это очень интересно — как развивается джаз.

Sounds from… джазовый взгляд на музыку известных композиторов

И в Америке эта тенденция хорошо видна. Затем мы отправились в Польшу по приглашению известного джазового промоутера Божены Урыги и с большим успехом выступили на нескольких фестивалях.

После гастролей Кит предложил сделать запись, где бы он выступил в качестве музыканта и продюсера. Оказалось, что у него есть своя компания Inarhyme Records, в которой он выступает продюсером. Причём он светлый чувак, он не стал создавать лейбл только для собственных проектов, как это делают многие музыканты. Он с самого начала выпускает и записи рэперов каких-то, других музыкантов… Сейчас у него в ротации альбом, который он записал с саксофонистом Крисом Поттером.

А вот нашу пластинку он захотел выпустить именно как композитор и пианист. Очевидно,что джазу без дружеской поддержки сложно пробивать себе дорогу, и я рад,что наш проект поддержал мой близкий друг Сергей Ильин, которому я очень признателен. Я, например, не был знаком с [контрабасистом] Борисом Козловым. То есть я знал, что это замечательнейший музыкант, который когда-то в одно время с [трубачом] Алексом Сипягиным приехал в Нью-Йорк, покорил его, чуть ли не с улицы начиная, и сейчас он потрясающий музыкант, очень уважаемый в Америке.

Но я не знал его лично и встретился с ним только перед входом в студию. Кстати, мы планировали, что Саша Сипягин тоже запишется с нами, но его по каким-то причинам в это время не было в Нью-Йорке, и мы решили, что, может быть, квартет будет даже лучше для этой пластинки. Где-то год назад мы делали тур с английским трубачом, и мне был нужен хороший барабанщик.