Как киса познакомился с остапом

Скульптура Остап Бендер и Киса Воробьянинов, Екатеринбург: лучшие советы перед посещением

Частное расследование по делу Остапа Бендера Помните, познакомившись в кабинете предисполкома города Арбатова при . Естественно, Бендер и Киса не могли туда не стремиться всей душой и телом. Это было крошечное помещение, напоминавшее дворницкую, где познакомились Остап Бендер и Киса Воробьянинов. Вскоре. Актер Арчил Гомиашвили в роли Остапа Бендера, фото Но Белявский плохо смотрелся в кадре с Сергеем Филипповым (Кисой Воробьяниновым). В конце х актер познакомился с немецким миллионером.

Я нашел в них подтверждение своим догадкам. Рогинскую и других участников событий А. Беспристрастные, потому что, упоминая имя моего героя, они никогда подчеркиваю, никогда не называли его прототипом Остапа Бендера.

Но я люблю анализировать неглавные для рассказчика слова, в них-то и бывает самое интересное. Но и, конечно, в самом романе.

Откроем же его первую страницу.

Остап Бендер разводит Кису Воробьянинова на проценты - 12 стульев 1971

Катаев был для меня тогда детским писателем. Он и авторы очень смешного романа для взрослых существовали для меня тогда в разных мирах.

как киса познакомился с остапом

Позднее, когда я узнал, что В. Катаев брат одного и друг второго из авторов, стало совсем непонятно это строгое, сдержанное посвящение. Теперь я думаю, что такова была воля самого Валентина Катаева. Отказавшись от соавторства кстати, это был честный и красивый поступокКатаев поставил Ильфу и Петрову два условия: Первое условие молодые авторы приняли сразу, над вторым задумались и даже совещались. Они решали с позиции того осеннего дня или вечера года, когда мировая слава, поездки по Европе и Америке, квартиры в Лаврушинском переулке не рисовались даже в мечтах.

Слишком велика была в его глазах цена первого условия. Он прятался за этот золотой портсигар так же, как за привычным насмешливым тоном прятал романтичность и сентиментальность.

И шутливые имена, которыми они награждали себя во времена своей молодости, показались слишком легкомысленными перед лицом вечности. Он имел на это право. Через месяц после соглашения Катаев прочел первую часть семь печатных листов будущего знаменитого романа. Маститый автор, им он себя уже чувствовал, и не подозревал, какой удар по самолюбию его ждет. Петрова, Катаев прочел рукопись и очень серьезно сказал: Серьезность тона, такая необычная для смешливого мэтра, для меня важнее слов.

Эти семь печатных листов совершенно изменили расстановку литературных сил. А далее последовала полная и безоговорочная капитуляция: Позднее, прочитав весь роман, Катаев от своего первого впечатления не отказался. Начиная писать роман, Ильф и Петров ориентировались не только на предложенную Катаевым тему, сюжетные ходы, но и на его недавнюю повесть, сразу же ставшую объектом их пародии.

Сходство биографических деталей очевидно. Могли эти веселые пародии обидеть мэтра? Катаев всегда поразительно трезво оценивал свои достоинства и недостатки: Молодые авторы использовали некоторые мотивы ранних рассказов Катаева.

Бендер доверчивым шахматистам из Васюков. Но и это не могло ни удивить, ни обидеть Катаева. Мандельштам, — с кучей шуток — фольклором Мыльникова переулка, ранней богемной квартиры одесситов. Во-вторых, теперь уже трудно сказать, какие идеи, остроты кому раньше пришли в голову.

Пожалуй, Катаев сразу признал, что в искусстве юмористического рассказа и пародии Ильф и Петров превзошли. Но справедливости ради хочу заметить, что Катаев умел писать смешно. Возможно, кто-то из молодых читателей прочтет их впервые. Большой красивый румб блистал на солнце медными частями. Митька, этот старый морской волк, поковырял бушпритом в зубах и весело крикнул: Ей не хватало пружины, движущей силы. Писатель поставил трудносовместимые задачи: Рассчитывал он и убедить издателя в будущем успехе.

В результате не удалось выдержать книгу в определенном жанре. Вместо авантюрного романа получился непомерно растянутый фельетон, героям которого приговор вынесен уже в заглавии. Исход событий был предрешен. Таким образом, повествование с самого начала в какой-то степени лишалось напряжения и интереса. Энергичный Остап не только обеспечивал движение сюжета, с Кисой Воробьяниновым они образовали замечательную пару. Их абсолютная несхожесть, подобно разности потенциалов, неизменно создавала сюжетное напряжение.

Натуры слабые и пассивные, они уныло и безропотно переходят из одних хищных рук в. Да и хищники Изабелла, Ирэн, уполномоченный Цекомпома… так себе, мелкие. Наблюдать за приобретателями всегда интереснее, чем за растратчиками.

К тому же Филипп Степанович и Ванечка деньги тратили скучно и обреченно: И все это происходило под унылый аккомпанемент нескончаемого осеннего дождя: Да, Ильф и Петров сделали ее лаконичнее, что тоже существенно. Но главное здесь, кто произносит фразу. Портрет персонажа не только тонет в многочисленных деталях, за ним даже не закрепилось определенного имени. Уполномоченный Цекомпома с документами на имя. Ее произносит случайный попутчик главных героев — холеный, вальяжный Николай Николаевич Шольте: Это, батенька, Уголовный кодекс.

Без него человек как без рук. Вспомним, как инструктирует Кису Воробьянинова Остап Бендер. Его фразы отточены до афоризмов, что, несомненно, делает их более эффектными: Это Катаев слишком скромно о себе сказал. Какой зловещий, дьявольский колорит! Картины будто созданы для булгаковских героев, а не для законопослушных советских служащих, волею случая вставших на путь преступления.

У Катаева было много учителей в литературе, но Бунин среди них занимает особое место.

как киса познакомился с остапом

Катаев выполнял задания учителя с наслаждением. Учитель и ученик оказались родственными душами. Но Бунин никогда не писал авантюрных романов. Катаев попытался это сделать.

  • «Нас, почитателей Остапа Бендера, целая нация»
  • Остап Бендер - метафора духовного пути ("Путь хитрого человека" по Гурджиеву)
  • Журнальный зал

Замысел дорожного романа с движущимся героем пришел в противоречие с особенностями катаевского таланта. Они твердо решили не повторять ошибок мэтра, но очень скоро столкнулись с той же необходимостью избавляться от избытка материала. Расползались не только стулья, стали расползаться сюжетные линии. Жена ничего не знала и распродала стулья, а фашисты узнали и стали разыскивать стулья. Забавно, что, обсуждая сюжет, Хунтов и Ляпис бегали вокруг воробьяниновского стула.

У читателя голова могла пойти кругом от этого хоровода стульев. Но Ильф умел принимать радикальные решения: Вы слишком уважаете то, что Вы написали.

Уверяю Вас, от этого ничего страшного не произойдет. И наконец самый важный вывод, который сделали Ильф и Петров, наблюдая злоключения незадачливых растратчиков: Ипполиту Матвеевичу одному со стульями не справиться.

Может быть, в себе? Так иногда случается с актерами и писателями. Но достаточно хоть немного знать характеры Ильфа и Петрова, чтобы понять практическую невыполнимость подобной задачи. Но и прекрасные люди. Булгаковы и Петровы перезваниваются, встречаются, слушают музыку. Взгляд на самих себя: Запомним это любопытное признание Ильфа.

Разве вы не видите, что это касса? А далее следует эпизод, который обычно воспринимают как один из многих, но для меня он — ключевой. Как я люблю анализировать неглавные слова и эпизоды! Их у Остапа вообще никогда не. А люди в очереди не успели ни рта раскрыть, ни руками развести, разве что изумленно переглянуться. В этом эпизоде я угадываю, как мне кажется, важнейший импульс к созданию героя. Растолкал всех — и первый у заветного окошечка. Мне кажется, я могу объяснить и отношение авторов к герою.

Разве что иронически усмехнутся.

Скульптура Остап Бендер и Киса Воробьянинов, Екатеринбург: отзывы

Но иронии сопутствует любопытство к иному, невозможному для них типу поведения, к интересному природному феномену. Читатели большей частью тоже люди из очереди и смотрят на героя с тем же неослабевающим интересом. Разумеется, моя очередь весьма условная, символическая. Да и сам Остап все-таки условный мошенник, он скорее свободный художник в широком смысле этого слова или игрок, у которого всегда оказывается джокер.

Молодые писатели придумали Остапа Бендера в Москве.

как киса познакомился с остапом

Мемуарная литература сохранила не так уж много фактов, но они позволяют воссоздать эмоциональную атмосферу происходившего, что для меня очень важно. Таким его запомнил К. Потом они шли по ночной Москве. Ну, какие у нас житейские и литературные ассоциации? Бодрящий холодок, тонкая паутина на желтом листе, первый, еще некрепкий лед. Оказывается, можно чувствовать и думать. Скажите, как вы переносите север? До сих пор никак не могу привыкнуть к этому паршивому климату.

Чудесному, мягкому, здоровому климату средней полосы России. И будто продолжение этого разговора: Он уехал под Батум писать пьесу, а они Ильф и Петров остались в холодной, дождливой Москве. И этот холодный дождь для меня не столько явление природы, сколько веский аргумент в рассуждениях. Надо быть южанином, чтобы так остро ощущать холод московской осени и тосковать по родному югу, теплому морю, над которым сияет почти летнее октябрьское солнце.

Они не могли не вспоминать Катаева. Они вспоминали его со смешанным чувством благодарности и задетого самолюбия. Катаев приютил молодых провинциалов в Москве и помог войти в литературный мир столицы. При этом не очень церемонился с. Рассчитываешь сидеть у меня на шее со своим нищенским жалованьем? Так к нему обращались все, включая жену и близких друзей. Он сам как бы устанавливал границу близости. Ильф и Петров были молоды, талантливы, амбициозны и, конечно, сопротивлялись.

Журнальный зал: Новый Мир, №12 - СЕРГЕЙ БЕЛЯКОВ - Одинокий парус Остапа Бендера

Петров на правах близкого родственника мог позволить себе многое, даже грубость. Это не было случайной оговоркой, в письмах и записях Петров всегда называл брата Собакиным. Это и комментировать не. Для полноты картины можно добавить фрагмент воспоминаний Е.

Мне все-таки хочется сделать рисунок резче, выразительнее, а краски выбрать более насыщенные. Прочитаем еще раз чуть. Хотя у Катаева эта фраза связана с другим эпизодом, мне кажется, я не очень погрешил против истины. И все-таки, я думаю, не следует придавать большое значение обидам Ильфа и Петрова. Напротив, мне кажется, они в это время скорее пребывали в состоянии эйфории.

Гражданская война, лишения, голод — все это в прошлом. Вряд ли они испытывали зависть к мэтру. Они искали свои пути в литературе, свой стиль. Но было в личности Катаева нечто такое, что вызывало у Ильфа и Петрова неподдельный интерес.

А вот теперь надо вернуться в Одессу начала века, в дом овдовевшего преподавателя словесности Петра Васильевича Катаева и перелистать семейный альбом.

Остап Бендер — Википедия

На фотографии года братья Катаевы. Ангелок с рождественской открытки. Говорят также, что в е Осип Шор мечтал уехать в Бразилию или в Аргентину, ходил в капитанской фуражке, в голодные годы выдавал себя за гроссмейстера и проводил сеансы одновременной игры Но тут уже совсем сложно отличить правду от вымысла. Во всяком случае Шор точно был знаком с Катаевым а возможно, и с Ильфом и Петровым и наверняка рассказывал им истории из своего бурного прошлого.

Позже, в е и е, Шор успел поработать на Челябинском тракторном заводе, получить пять лет лагерей как враг народа, сбежать Рассказывают, что он занимался нелегальным бизнесом делал методом шелкографии иконки для Троице-Сергиева монастыря и в е стал чуть ли не подпольным миллионером!

И тогда же, в е, женился на женщине, внешне поразительно напоминавшей вдову Грицацуеву из романа. Шор прожил долгую жизнь и умер в году в Москве. А в начале х, когда "Двенадцать стульев" и "Золотой теленок" были очень популярны, он, согласно легенде, потребовал у соавторов проценты за использование его образа.

Но Ильф и Петров заявили, что Бендер - образ собирательный. И действительно, Ильф позаимствовал какие-то черты у своего брата художника Александра Файнзильберга, какие-то - у молодого человека по имени Митя Ширмахер, захватившего квартиру в Одессе после бегства ее хозяев и устроившего там нечто вроде салона. Было в образе Бендера многое и от Валентина Катаева, вдохновителя романа… А фамилия Бендер принадлежала владельцу мясной лавки на Малой Арнаутской улице.

В соседнем доме ребенком жил Ильф и видел вывеску с этой фамилией каждый день. Евгений Петрович Ганько, двоюродный дядя Евгения Петрова, председатель полтавской уездной земской управы. Валентин Катаев о нем писал: У него было могучее, хотя и довольно тучное от неумеренной жизни телосложение, ноги, разбитые подагрой, так что ему приходилось носить какую-то особенную бархатную обувь вроде шлепанцев, и великолепная голова с римским носом, на котором как-то особенно внушительно, сановно сидело золотое пенсне, весьма соответствующее его сенаторским бакенбардам и просторной пиджачной паре от лучшего лондонского портного, источавшей тонкий запах специальных мужских аткинсоновских духов К началу войны Е.

Приключения Кисы во многом вдохновлены приключениями Василия Шульгина - белоэмигранта, бывшего депутата Государственной Думы и особы, приближенной к императору в том, например, смысле, что он принимал отречение Николая II. Книга вызвала, как ни странно, одобрение ГПУ, рассчитывавшего с ее помощью внести раскол в ряды эмиграции; знали о ней и Ильф с Петровым.

В "Двенадцати стульях" и "Золотом теленке" много параллелей с произведениями Шульгина даже финал дилогии, где Бендера грабят румынские пограничники, навеян, похоже, шульгинскими воспоминаниями о годе, когда его примерно так же грабили те же румыны. А в Киеве Шульгин для конспирации решил покрасить бороду и усы хной, отправился к парикмахеру, но в результате борода и усы приобрели красно-зеленый цвет, и было принято решение их сбрить Илья Ильф слева и Евгений Петров отдыхают на лавочке среди молодых советских мам.

Москва, Гоголевский бульвар,е годы ХХ века. Отца Федора писалис Достоевского Как ни странно, одним из главных объектов издевки здесь стал тезка взалкавшего священника - Федор Михайлович Достоевский. Стиль писем отца Федора к жене пародирует стиль писем Достоевского, изданных в году, то есть накануне создания "Двенадцати стульев"; по мнению литературоведов, пересекаются даже некоторые сюжеты.

Достоевский жаловался, что потерял зонтик, а отец Федор - что потерял картуз, оба просят прислать денег и одновременно клянутся в любви, и. Еще более явным сходство стало, когда вышел фильм Леонида Гайдая: Любительница моды Говорят, ее прямым прототипом стала сестра первой жены Катаева - Тамара Сергеевна Коваленко. Она бесконечно обсуждала моду с подругой Раисой Сокол, ставшей в романе Фимой Собак к слову, Раиса Аркадьевна потом в качестве медсестры прошла всю войну.

Ни та ни другая вовсе не были "людоедками": А вот кто действительно обходился небольшим запасом слов, так это известный до и после революции художник Алексей Радаков. Он по поводу и без повода говорил то "Мрак!